Детские сказки, рассказы, песни, стихи, потешки, считалки

Дек242015

Сказка Суперсыщик Калле Блумквист – 1. Глава 8 читать

На следующий день, как и договорились, разразилась война Алой и Белой Розы. Сикстен обнаружил в своем почтовом ящике клочок бумаги, испещренный ужасающими оскорблениями. «Подлинность вышеизложенного удостоверяет Андерс Бенгтссон, предводитель Белой Розы, коему ты не достоин даже развязать шнурки его ботинок», — было написано на клочке бумаги… И, свирепо скрежеща зубами, Сикстен выбежал со двора, чтобы отыскать Бенку и Юнте. Белые Розы в полной боевой готовности залегли в саду пекаря, поджидая нападения Алых. Калле залез на высоченный клен, откуда открывался вид на всю улицу, вплоть до самой виллы почтмейстера. Калле был разведчиком Белой Розы, но не забывал и о своем личном недруге.

— Вообще-то у меня нет времени воевать, — сказал он Андерсу. — Я очень занят!

— Вот тебе раз! — воскликнул Андерс. — Что, снова разыгрывается какая-нибудь криминальная драма? Как обычно? Что, Хромой Фредрик снова собирается опустошить церковную кружку?

— Пошел ты… — предложил другу Калле.

Он понял, что бесполезно рассчитывать даже на малейшее понимание. И, выполняя приказ предводителя, послушно взобрался на дерево. Беспрекословное повиновение предводителю было одной из заповедей Белой Розы.



Между тем то, что Калле был определен в разведчики, имело свое преимущество: не спуская глаз с Алых, он мог одновременно следить и за дядей Эйнаром. В данный момент тот сидел на веранде, помогая тете Мии чистить клубнику. Точнее, почистив с десяток ягод, он закурил сигарету и, усевшись на перила веранды, принялся болтать ногами. Затем чуточку подразнил Еву Лотту, пробегавшую мимо в штаб-квартиру Белой Розы на чердаке пекарни… А вид у него был такой, словно ему все смертельно наскучило.

— А не надоело тебе слоняться без дела? — услышал Калле вопрос тети Мии. — Сходил бы в город, погулял, или съездил на велосипеде искупаться, или еще что-нибудь в этом роде. Вообще-то в гостинице по вечерам бывают танцы, почему бы тебе не пойти туда?

— Спасибо за заботу, милая Миа, — ответил дядя Эйнар, — но мне так прекрасно здесь в саду, что у меня нет ни малейшей надобности в чем-то другом. Здесь я могу по-настоящему прийти в себя и восстановить свои истрепанные нервы. Я чувствую себя так спокойно и уверенно с тех пор, как приехал сюда.

«Спокойно и уверенно, ну и чепуха! — подумал Калле. — Он примерно так же спокоен, как змей, очутившийся в муравейнике. Он так невероятно спокоен, что не может спать по ночам, просто валяется на кровати с револьвером под подушкой!»



— А собственно говоря, сколько времени я уже здесь? — поинтересовался дядя Эйнар. — Дни так летят, что и не запомнишь, сколько прошло.

— В субботу будет две недели, — ответила тетя Миа.

— Боже мой! А не больше? Мне кажется, я пробыл здесь уже целый месяц. Верно, пора мне подумать об отъезде.

«Нет, погоди немного, еще не время! — взмолился Калле, сидя тихонько на верхушке клена. — Сначала я должен узнать, почему ты засел здесь и трясешься от страха, как заяц, застрявший в кустарнике».

Калле был так удивлен беседой на веранде, что совершенно забыл: ведь он еще и разведчик Белой Розы! Его вернул к действительности шепот внизу на улице. Это держали военный совет Сикстен, Бенка и Юнте, пытавшиеся заглянуть в сад сквозь дырку в заборе. Калле, сидевшего на верхушке клена, они не замечали.

— Мамаша Евы Лотты и какой-то хмырь сидят на веранде, — докладывал Сикстен. — Так что через большую калитку нам не пройти. Совершим обходной маневр, пройдем через мостик и захватим их врасплох со стороны реки. Они наверняка затаились в своей штаб-квартире на чердаке пекарни.

Алые снова исчезли. Калле поспешно спустился с дерева и понесся к пекарне, где Андерс и Ева Лотта коротали время, съезжая вниз по веревке, оставшейся еще с тех дней, когда они готовились к выступлению в своем цирке.

— Алые идут! — закричал Калле. — Миг, и они переправятся через реку!

В данный момент кто-то читает это на сайте:  Сказка Лучшие друзья

В том месте, где река пересекала сад пекаря, ширина ее была два-три метра, и Ева Лотта держала на берегу доску, которая в случае необходимости могла служить «подъемным мостом». Переправа эта была не очень надежна. Но если быстро и уверенно бежать по доске, то шанс свалиться в воду был очень невелик. Хотя если это и случалось, то в худшем случае дело ограничивалось парой промокших брюк или юбкой, поскольку река в этом месте была совсем неглубока.

Белые Розы тут же заторопились и навели переправу, а потом спокойно спустились вниз и поползли под прикрытием ольшаника вдоль берега реки. Долго ждать им не пришлось. Со все возрастающим восхищением наблюдали они, как Алые вынырнули на противоположном берегу, осторожно высматривая, не спрятались ли где-нибудь их враги.

— Ха, мост не поднят, — воскликнул Сикстен. — В битву! Победа будет за нами!

Он ринулся на доску, служившую подъемным мостом. Бенка следовал за ним по пятам. Только этого Андерс и ждал. Будто молния бросился он вперед и как раз тогда, когда Сикстен готовился ступить на сушу, слегка подтолкнул доску. Большего и не требовалось.

— То же случилось и с фараоном, когда он хотел перейти Красное море , — закричала Ева Лотта, поддразнивая плескавшегося в воде Сикстена.

Затем Белые Розы кинулись во всю прыть к пекарне, меж тем как Сикстен и Бенка, одержимые жаждой мести, с громкими проклятиями карабкались вверх по береговому откосу. Андерс, Калле и Ева Лотта использовали эти драгоценные секунды, чтобы забаррикадироваться на чердаке пекарни. Дверь на лестницу тщательно заперли, а веревку втянули на чердак. Затем Белые Розы выстроились перед открытым люком, ведущим на чердак, в ожидании неприятеля — воинственный боевой клич возвестил о его приближении.

— Ты не очень вымок? — учтиво спросил Калле, увидев Сикстена.

— Одежда у меня такая же мокрая, как твой вечно мокрый нос, — дерзко ответил Сикстен.

— Сдадитесь добровольно, или же выкурить вас оттуда? — заорал Юнте.

— О, вы можете вскарабкаться наверх и вытащить нас отсюда, — предложила Ева Лотта. — Ничего, если мы выльем вам немножко кипящей смолы за шиворот?

В эти годы немало было битв и сражений между Алыми и Белыми Розами. Но какой-либо настоящей вражды между обоими кланами не было. Наоборот, все они были самыми лучшими друзьями. А битвы и сражения были для них веселой игрой. Никаких определенных правил ведения войны не существовало. Была лишь одна-единственная цель — нанести как можно больший урон неприятелю, а для этого хороши были почти любые средства. Нельзя было лишь вмешивать в свои дела родителей и других посторонних лиц. Захватывать штаб-квартиру противника, шпионить за ним и заставать врасплох, брать заложников, выкрикивать ужасающие угрозы и писать оскорбляющие честь грамоты, выкрадывать «секретные бумаги» врагов и самим изготовлять документы в огромном количестве, чтобы недруги их выкрадывали, тайно переходить через линию фронта, перенося «секретные документы», — все это было неотъемлемой частью войны Роз.

В данном случае Белые Розы явно ощущали свое безграничное превосходство над Алыми.

— А ну, отойдите немного в сторону, — учтиво произнес Андерс, — я как раз собрался плюнуть!

Алые, недовольно ворча, отступили за угол и тщетно пытались открыть дверь на лестницу.

Но военное счастье вскружило голову предводителю ордена Белой Розы.

— Передайте Алым, что я объявляю пять минут перемирия, надо справить естественную нужду, — сказал Андерс, съезжая по веревке вниз. Он надеялся, что успеет добежать до маленького домика с сердцевидным окошком на двери прежде, чем Алые заметят, что он покинул чердак. Но он просчитался. Прошмыгнув в дверь, он как следует запер ее на задвижку, но не подумал о том, как вернется назад. За углом стоял Сикстен, и его лицо просветлело и засияло, когда он понял, где его враг. Ему достаточно было двух секунд, чтобы кинуться к домику и закрыть дверь на крючок снаружи.

И ликующий смех, которым он затем разразился, был самым зловещим из всего, что когда-либо слышали от своих врагов Ева Лотта и Калле.

В данный момент кто-то читает это на сайте:  Денискины рассказы. Рабочие дробят камень

— Нашего предводителя необходимо освободить из этого позорного плена, — решительно заявила Ева Лотта.

Опьянев от радости, Алые исполняли воинственный танец.

— У воинов Белой Розы теперь новая штаб-квартира, — кривлялся Сикстен. — Так что эта Роза будет отныне благоухать еще сладостней, чем когда-либо.

— Стой тут и кляни их на чем свет стоит, — сказала Ева Лотта Калле, — а я погляжу, что можно сделать.

У чердака была еще одна лестница, но вела она вовсе не на волю, а только вниз, в пекарню. Этим путем Ева Лотта могла выйти из дома так, чтобы противник этого не заметил. Она спустилась вниз по лестнице, прошла через пекарню, прихватив несколько пряников, и исчезла за дверью совсем в другом конце дома. Затем, совершив долгий обходной маневр, она сумела влезть на забор за дворовыми службами; ей посчастливилось, что ее не заметили Алые. Вооруженная длинной палкой, она перебралась с забора на крышу отхожего места. Андерс услышал, как что-то происходит над его головой, и это озарило лучом надежды его жалкое убежище. Одновременно Калле полностью посвятил себя тому, что извергал проклятия на голову Сикстена и его соратников. Он хотел отвлечь их внимание от Андерса и переключить его на чердак пекарни. Настал бесконечно волнующий миг: Ева Лотта протянула вниз палку, чтобы сбросить крючок. Оглянись Алые в эту минуту — и все было бы кончено. Калле напряженно наблюдал за каждым движением Евы Лотты, и от него требовалось огромное самообладание, чтобы продолжать оскорблять и поносить Алых.

— Бесчестные блохастые вы пудели, вот вы кто! — закричал он как раз в тот момент, когда попытка Евы Лотты увенчалась успехом.

Андерс почувствовал, что дверь подалась, выскочил на волю и совершил грандиозную пробежку к одному из старых вязов. Благодаря многолетней тренировке он мигом влез на дерево. А когда Алые, взбешенные его бегством, словно свора ищеек столпились под деревом, он закричал, что первого, кто осмелится к нему влезть, он отделает так, что родная мамаша не узнает своего сынка. Но тут Сикстен вспомнил про Еву Лотту; ведь она только-только сделала попытку пробраться в надежное укрытие. Увы, ей предстояло узнать, что свободу предводителя она купила ценой своей собственной свободы… Алые окружили отхожее место, и Ева Лотта, точно спелая слива, свалилась прямо в их распростертые объятия при первой же попытке взобраться на забор.

— Быстрее ведите ее в нашу штаб-квартиру! — вскричал Сикстен.

Ева Лотта защищалась с храбростью львицы, однако крепкие кулаки Юнте и Бенки вынудили ее сдаться. Белые Розы поспешили к ней на выручку. Калле съехал по веревке вниз, а Андерс с опасностью для жизни совершил смелый прыжок со своего вяза. Но пока Юнте и Бенка толкали и тащили Еву Лотту вниз к реке, Сикстен отражал нападения преследователей, ведя арьергардный бой, так что Алые вместе со своей пленницей целыми и невредимыми добрались до «крепостного рва», но заставить бешено сопротивляющуюся Еву Лотту перейти «подъемный мост» было, естественно, абсолютно невозможно. Поэтому Бенка без лишних слов столкнул ее вниз, в воду, после чего сам вместе с Юнте плюхнулся следом.

— Ни малейшего сопротивления, иначе утопим, — заявил Юнте.

Угроза эта никак не помешала Еве Лотте сопротивляться еще сильней прежнего. Она испытывала огромное удовлетворение, исхитрившись несколько раз окунуть с головой и Бенку и Юнте. Да, разумеется, она и сама окунулась вместе с ними, но это ничуть не омрачило ее радость. Наверху, на береговом откосе, шло сражение ничуть не меньшей силы. Поднялся такой шум и переполох, что пекарь Лисандер счел необходимым бросить свое тесто и поглядеть, что же происходит. Он неспешно спустился вниз по откосу, где его дочь как раз высунула свою белокурую головку, с которой капала вода, из речки, куда только что нанесла визит. Бенка и Юнте вытащили Еву Лотту на берег и виновато посмотрели на пекаря. Битва на откосе также стихла сама собой.

В данный момент кто-то читает это на сайте:  Сказка Мы все из Бюллербю. А у меня ягнёнок!

В раздумье глядя на свое чадо, пекарь, помолчав, наконец спросил:

— Ну как, Ева Лотта, ты умеешь плавать по-собачьи?

— Ясное дело, умею! — ответила Ева Лотта. — Уж, верно, я по-всякому умею!

— Вот как! Ну что ж, только это я и хотел узнать, — сказал пекарь и отправился обратно в пекарню.

Штаб-квартира Алой Розы находилась в гараже, составлявшем часть виллы почтмейстера. Сейчас никакой машины там не было, и Сикстен получил гараж в полное свое распоряжение. Там он держал удочки и футбольные мячи, велосипед и лук со стрелами, и мишень, чтобы стрелять в цель, а также секретные документы и указы Алой Розы.

Туда заперли и промокшую Еву Лотту, но Сикстен как истинный кавалер предложил ей надеть свой тренировочный костюм.

— «Великодушие и благородство к побежденным» — вот мой девиз, — сказал он.

— Тьфу! Чепуха, вовсе я ни капельки не побежденная, — возмутилась Ева Лотта. — Меня скоро освободят. А пока можно пострелять из лука.

Против этого тюремщики не возражали.

Мрачные как тучи, Андерс и Калле сидели внизу у реки и держали военный совет. Их разбирала досада, что им так и не удалось одолеть Сикстена, чтобы произвести затем обмен пленными.

— Я прошмыгну к ним и разведаю что смогу, — предложил Андерс. — А ты снова залезай на свой клен и следи за Алыми на случай, если им взбредет в голову вернуться сюда. Защищай штаб-квартиру до последнего воина! Но если тебя схватят, сожги сначала все секретные бумаги.

Калле, вероятно, счел, что будет довольно трудно выполнить этот приказ полностью, но возражать не стал. Великолепный наблюдательный пост — этот клен! Сидишь там удобно-преудобно на развилке дерева, совершенно скрытый листвой, и перед тобой открывается вид на часть сада пекаря и на улицу на всем ее протяжении вплоть до угла, где она соединяется со Стургатан. Калле чувствовал, что битвы, в которых он участвовал, по-настоящему его взбодрили, но вместе с тем его чуточку терзали угрызения совести! Он знал, что пренебрег своим долгом перед обществом. Не вмешайся тут война Роз, он бы уже рано утром стоял на страже у гостиницы, выслеживая тех двоих, что прибыли сюда вечером. Кто знает, может, это приблизило бы его хотя бы на шаг к разрешению загадки.

Внизу по дорожкам сада метался взад-вперед дядя Эйнар. Он не видел наблюдателя на дереве, так что Калле мог тихо и спокойно следить за ним. Каждое движение дяди Эйнара выдавало нетерпение и недовольство. На лице его было такое выражение тревоги и отвращения ко всему на свете, что Калле стало почти жаль его.

«Во всяком случае, надо бы побольше с ним играть», — подумал Калле, почувствовавший внезапное участие к дяде Эйнару.

За изгородью раскинулась совершенно пустынная улица. Калле посмотрел вниз на виллу почтмейстера, откуда следовало ожидать нападения. Но никто из Алых не показывался. Калле бросил взгляд в другую сторону, на Стургатан. Там кто-то шел. Это были… — нет не может быть… нет… — да, в самом деле, это были… Ну да, они, те самые типы, как их там звать… а, Крук и Редиг! Калле мгновенно напрягся, словно стальная пружина. Они подходили все ближе и ближе. Только проходя мимо калитки в сад пекаря… они вдруг увидели дядю Эйнара. А он увидел их.

«До чего же мерзко смотреть на это, — думал Калле. — Смотреть, как все краски вмиг исчезли с лица дяди Эйнара. Даже если бы он умер, он и то не мог бы стать бледнее! Да и крысенок, вдруг увидевший, что попал в крысоловку, не испугался бы так смертельно, как дядя Эйнар, стоящий у калитки!»

Один из мужчин вдруг заговорил. Этот был тот невысокий, бледнолицый — а, Редиг! Его голос звучал неописуемо мягко и нежно.

— Смотри! — сказал он. — А вот и Эйнар! Наш дорогой старина Эйнар!

Линдгрен Астрид

  Добавить в библиотеку

Вы можете распечатать текст,
отправить его по эл.почте или поделиться с друзьями в соц.сетях


Добавить комментарий