Детские сказки, рассказы, песни, стихи, потешки, считалки

Дек242015

Сказка Суперсыщик Калле Блумквист – 1. Глава 3 читать

— Что-то надо делать, — сказал Андерс. — Не можем же мы все лето болтаться просто так, без дела. Что бы такое придумать?

Он запустил пальцы в свои густые темные волосы с таким видом, словно погрузился в глубокие размышления.

— Пять эре за шикарную идею, — предложила Ева Лотта.

— Цирк, — чуть помедлив, сказал Калле. — Что, если нам устроить цирк?

Ева Лотта спрыгнула с качелей.



— Пятиэровик твой! Начнем немедленно!

— Но где мы его устроим? — поинтересовался Андерс.

— Да в нашем саду! — решила Ева Лотта. — А где же еще?

Да, сад пекаря годился почти для любой затеи. Так почему бы не устроить там и цирк? Более ухоженная часть сада с роскошными клумбами и расчищенными дорожками простиралась перед жилым домом. Но за домом, там, где сад небольшим клином нависал над рекой, он рос сам по себе. И там было идеальное место для всякого рода игр — ровная площадка, поросшая низкой травой, которая замечательно годилась и для футбола, и для крокета, и для всевозможных спортивных упражнений. Здесь же поблизости находилась пекарня. Поэтому дивный запах свежеиспеченного хлеба постоянно носился над этой частью сада, удивительно приятно смешиваясь с запахом сирени. И если упрямо вертеться возле пекарни, то могло случиться так, что папа Евы Лотты высунет свою словно поросшую белым мхом светловолосую голову из открытого окна и спросит, не хочет ли кто свежего хлебца или венскую булочку.



Внизу, ближе к реке, росло несколько старых вязов, и до чего ж замечательно было взбираться на их высокие кроны! Это было совсем нетрудно! Да и какой изумительный вид открывался оттуда на весь город! Вот река, которая, подобно серебряной ленте, извивается среди старинных домов. Вот сады и маленькая, стародавних времен, деревянная церковка. Еще дальше, на холме, — плоскогорье, увенчанное развалинами замка…

Река составляла естественную границу сада пекаря. Шишковатая ива простирала свои ветки далеко над водой. Можно было, сидя на верхушке дерева, удить рыбу, чем частенько и занимались Ева Лотта, Андерс и Калле. Хотя Ева Лотта, естественно, почти всегда претендовала на самое лучшее место.

— Цирк должен быть возле пекарни, — заявила Ева Лотта.

Калле и Андерс согласно кивнули.

— Нам надо раздобыть брезент, — сказал Андерс. — Затем выгородить площадку и поставить скамейки для зрителей. А дальше — все ясно! Можно начинать!

— А что, если нам сначала все-таки поупражняться в каких-нибудь акробатических номерах? — насмешливо предложил Калле. — Тебе, Андерс, разумеется, стоит только показаться перед зрителями, как люди тут же станут денежки выкладывать! Ты же — прирожденный клоун, тут и репетировать нечего! А вот нам, верно, надо подготовить несколько акробатических номеров и еще что-нибудь в этом же роде!

— Я буду не просто наездницей, а вольтижером! — восторженно заявила Ева Лотта. — Возьму в пекарне нашего коня, который развозит хлеб! До чего будет чудесно!

Она стала посылать воздушные поцелуи воображаемой публике.

— Прыжки на коне, вольтижировка, высшая школа верховой езды, наездница Ева Шарлотта! Представляете меня верхом на коне?

В данный момент кто-то читает это на сайте:  Стих Про яблоко

Калле и Андерс с обожанием смотрели на нее. Еще бы, они отлично представляли ее себе верхом на коне.

Живо и весело взялись новоиспеченные артисты цирка за работу. А уж место лучше того, что предложила Ева Лотта, трудно было отыскать. Южная стена пекарни составляла нужный фон для артистов. А на твердой, покрытой травой площадке вполне поместятся и арена, и зрители. Единственное, что было нужно, — это парусиновый навес, который закрывал бы арену от зрителей и мог бы отодвигаться в сторону, когда начнется представление. Самой же большой заботой было переодевание артистов. Но быстрый ум Евы Лотты тут же нашел решение. Над пекарней возвышался чердак, и через большой люк под самой крышей туда подавали товары прямо со двора, не пользуясь лестницей.

— А раз можно загружать туда вещи, то их можно и выгружать оттуда, — решила Ева Лотта. — Значит, и мы можем вылезать оттуда. Привяжем наверху крепко-накрепко веревку и будем всякий раз съезжать по ней вниз, когда настанет наш черед выступать. А когда номер окончится, мы осторожно ускользнем с арены, так, чтобы зрители не заметили, поднимемся по внутренней лестнице и останемся на чердаке до следующего выхода. Будет просто колоссально и необыкновенно, верно?

— Да, это будет колоссально и необыкновенно! — подтвердил Андерс. — Если ты сможешь еще заставить коня, который развозит хлеб, так же съезжать вниз по веревке, это будет еще колоссальнее и необыкновеннее. Но это, верно, еще труднее. Конечно, конь объезженный и послушный, но ведь есть же и для коня пределы его возможностей!

Об этом Ева Лотта как-то не подумала. Во всяком случае, отступаться от своей блестящей идеи она не пожелала.

— Когда настанет мой черед выходить на арену и скакать верхом, кому-то из вас придется стать конюхом и провести коня, который развозит хлеб, между рядами зрителей. А затем поставить его прямо перед люком, и тогда я — бум! — съеду ему прямо на спину.

Тотчас начались репетиции и тренировки. Калле одолжил брезент у папы. Андерс съездил на велосипеде на лесопильню неподалеку от города и купил мешок опилок, чтобы посыпать арену. Веревку крепко привязали на чердаке, и трое цирковых артистов упражнялись все время, съезжая вниз, до тех пор, пока не забыли обо всем на свете.

Но однажды в разгар тренировки медленно приплелся дядя Эйнар.

— Подумать только, он обошелся без нас! — воскликнула Ева Лотта. — После обеда он все время болтается один!

— Кто из вас сбегает на почту с моим письмом? — крикнул дядя Эйнар.

Все трое посмотрели друг на друга. Собственно говоря, желания идти ни у кого из них не было. Но тут в душе Калле пробудилось чувство долга. Ведь дядя Эйнар — личность таинственная, а за корреспонденцией таинственных личностей необходимо следить.

— Это сделаю я! — поспешно воскликнул он. Ева Лотта и Андерс с радостным изумлением посмотрели друг на друга.

В данный момент кто-то читает это на сайте:  Пеппи Длинныйчулок. Пеппи собирается в путь. Глава 2

— Ты почти как скаут : всегда готов! — сказал дядя Эйнар. Схватив письмо, Калле помчался на почту. Отбежав на почтительное расстояние, он тут же взглянул на адрес: «Фрёкен Лоле Хельберг, Стокгольм, до востребования», — было написано на конверте.

«До востребования» означало, что адресат сам должен получить письмо на почте, Калле это знал.

«Темнит, — подумал Калле. — Почему он не напишет ей по домашнему адресу?»

Вытащив записную книжку из кармана брюк, он раскрыл ее.

«Список всех подозрительных личностей», — стояло на самом верху страницы. Раньше список охватывал немалое число разных лиц. Но потом Калле скрепя сердце был вынужден повычеркивать их всех до единого после того, как ему так и не удалось уличить их в чем-либо преступном. Теперь же в списке был только один-единственный человек: дядя Эйнар. Его имя было подчеркнуто красным, и ниже чрезвычайно обстоятельно выписаны все его приметы. За приметами шел новый раздел: «Особо подозрительные обстоятельства», и в нем стояло: «Имеет отмычку и карманный фонарик». Естественно, у самого Калле тоже был карманный фонарик, но это же совсем другое дело!

С некоторым трудом выудив из кармана огрызок карандаша, он, прислонившись к забору, сделал следующее дополнение в записной книжке: «Переписывается с фрекен Лолой Хельберг в Стокгольме, до востребования».

Затем Калле пустился бежать к ближайшему почтовому ящику и через несколько минут вернулся назад в «Калоттан», как после зрелых размышлений был окрещен их цирк.

— Что означает это слово? — спросил дядя Эйнар.

— «Ка» — это Калле, «Лотт» — Ева Лотта, а «Ан» — Андерс, яснее ясного, — объяснила Ева Лотта. — А вообще-то, дядюшка Эйнар, вам нельзя смотреть, как мы репетируем.

— Жестокая весть, — сказал дядя Эйнар. — Что же прикажете мне целый день делать?

— Спуститься вниз к реке и поудить рыбу, — предложила Ева Лотта.

— О небо! Ты хочешь, чтобы у меня был нервный срыв?

«Очень беспокойная натура», — подумал Калле.

Ева Лотта, между прочим, не знала сострадания. Она немилосердно, не обращая внимания на его мольбы, прогнала дядю Эйнара. И репетиции в цирке «Калоттан» пошли без перерыва. Андерс был самым сильным и самым гибким и ловким: поэтому-то он по справедливости и стал директором цирка.

— Но я тоже хочу немножко пораспоряжаться, — заявила Ева Лотта.

— Хватит, ты и так распоряжаешься, и не немножко, — сказал Андерс. — Кто из нас директор, ты или я?

Директор цирка вбил себе в голову, что он должен сколотить настоящую, высокого класса группу акробатов, и заставлял Калле с Евой Лоттой тренироваться по нескольку часов в день.

— Ну вот, теперь хорошо, — удовлетворенно сказал он, когда Ева Лотта в голубом костюме гимнастки, улыбающаяся и стройная, выпрямилась, стоя одной ногой на его плече, а другой — на плече Калле. Мальчики же, широко раздвинув ноги, оперлись на зеленую доску качелей. Так что Ева Лотта поднялась гораздо выше в воздух, чем ей, собственно говоря, самой хотелось. Но она скорее бы умерла, чем призналась, что, когда она смотрит вниз, в животе у нее возникают какие-то неприятные ощущения.

В данный момент кто-то читает это на сайте:  Сказка Волшебник Изумрудного города

— Было бы просто здорово, если бы ты хоть разок постояла на руках, — выдавил из себя Андерс, пытаясь сохранить равновесие. — Это произвело бы сильное впечатление на зрителей.

— Было бы просто здорово, если бы ты уселся на собственную голову, — отрезала Ева Лотта. — Это произвело бы еще более сильное впечатление на зрителей.

И в этот самый миг в саду раздался ужасающий вой, за ним последовали душераздирающие вопли. Какое-то существо попало в величайшую беду. Ева Лотта закричала и, рискуя жизнью, спрыгнула на землю.

— Ой, что это, ради всего святого? — спросила Ева Лотта.

Все трое выбежали из цирка. Через секунду им навстречу выкатился какой-то серый клубок. Именно этот клубок и издавал те самые ужасающие вопли. А клубком был всего лишь Туссе, котенок Евы Лотты.

— Туссе, о Туссе, что же это? — пролепетала Ева Лотта.

Она схватила котенка, не обращая внимания на то, что он царапался и кусался.

— О, — сказала Ева Лотта, — кто-то… О, как не совестно, кто-то крепко привязал к его хвостику эту дрянь, чтобы напугать котенка до смерти!

К хвосту котенка был привязан шнурок, а на шнурке болталась жестянка, которая при каждом прыжке животного ужасающе дребезжала. Слезы полились ручьем из глаз Евы Лотты.

— Если б я знала, кто это сделал, я бы…

Она подняла глаза. В двух шагах от нее стоял дядя Эйнар и весело смеялся.

— Ох, ох, — повторял он, — смешнее этого я в жизни не видывал.

Ева Лотта кинулась к нему:

— Это сделали вы, дядя Эйнар?

— Сделал? Что сделал? О Боже! Какие прыжки! Вот умора! Зачем ты сняла жестянку?

Тут Ева Лотта закричала и бросилась на него. Она била его кулаками куда попало, меж тем как слезы не переставая струились по ее щекам.

— Это отвратительно, о, как не совестно, я ненавижу вас, дядя Эйнар!

Тут веселое лошадиное ржание смолкло. Лицо дяди Эйнара странно изменилось. На нем появилось выражение ненависти, испугавшее Андерса и Калле. Они так и застыли на месте, превратившись в двух неподвижных зрителей этого необычайного представления. Крепко схватив Еву Лотту за руки, дядя Эйнар почти что прошипел:

— А ну успокойся, девчонка! А не то я тебе все кости переломаю!

Ева Лотта чуть не задохнулась; дыхание ее стало тяжелым и прерывистым. А руки бессильно повисли, ощутив на миг железную хватку дяди Эйнара. Она испуганно смотрела на него. Отпустив ее, он несколько смущенно провел рукой по волосам. А потом улыбнулся и сказал:

— Что с нами, собственно говоря, происходит? У нас что, соревнование по боксу? И вообще, о чем речь? Я думаю, ты выиграла в первом раунде, Ева Лотта!

Ева Лотта не ответила ни слова. Взяв котенка, она повернулась на каблучках и ушла, очень прямая и стройная.

Линдгрен Астрид

  Добавить в библиотеку

Вы можете распечатать текст,
отправить его по эл.почте или поделиться с друзьями в соц.сетях


Добавить комментарий