Детские сказки, рассказы, песни, стихи, потешки, считалки

Дек242015

Сказка Суперсыщик Калле Блумквист – 1. Глава 16 читать

— Несчастный мальчишка, где ты болтаешься? — спросил бакалейщик Блумквист. — И чем занимался? Снова бил стекла?

Ведь папа Калле Блумквиста уже, наверное, раз сто выходил на крыльцо, высматривая своего отпрыска. И вдруг увидел его на углу улицы вместе с Андерсом и Евой Лоттой.

— Папа, пусти меня! — закричал Калле, когда отец схватил его. — Мне нужно немедленно бежать в полицию.

— Знаю, — сказал папа. — Полицейские сидят у нас в саду и ждут тебя. Это плохо кончится, Калле!

Калле не мог понять, почему полицейские сидят и ждут его. Но ему было вполне достаточно, что они ждут. Он помчался так, как никогда не бегал в своей короткой жизни. Андерс и Ева Лотта понеслись следом.



Там на зеленых качелях сидели — Боже, благослови! — Бьёрк, а рядом двое других полицейских.

— Арестуйте их, арестуйте! — дико закричал Калле. — Скорее!

Бьёрк и двое полицейских вскочили.

— Арестуйте похитителей драгоценностей! — Калле был так возбужден, что еле мог говорить. — Они только что умчались на машине! Ой, скорее!



Ему не пришлось повторять свои слова дважды. Бакалейщик Блумквист, семенивший на улицу за ним, увидел лишь, как Калле и его обоих соратников затолкнули в полицейскую машину, куда сели и трое полицейских, следовавших за ними по пятам. Господин Блумквист схватился за голову. Его сына засадили в тюрьму в такие молодые годы! Ужасно!

Единственное утешение, что девчонка пекаря, видать, ничуть не лучше! Да и сапожников парень тоже ни в чем не уступает своим дружкам!

Полицейский автомобиль мчался на север со скоростью, заставлявшей законопослушных граждан городка негодующе качать головами. Калле, Андерс и Ева Лотта сидели сзади, рядом с комиссаром Стенбергом. На поворотах их швыряло то в одну, то в другую сторону. Ева Лотта только удивлялась, сколько можно выдержать в один и тот же день и ни разу не упасть в обморок. Калле и Андерс непрерывно трещали, перебивая друг друга, пока комиссар не сказал, что хочет выслушать их по очереди. Калле дико размахивал руками и пронзительно кричал:

— Один из них бледный, а другой мерзкий, а третий дядя Эйнар! Но Бледнолицый, собственно говоря, еще хуже, чем Мордоворот, да и дядя Эйнар тоже такой же мерзкий! Бледнолицый называет себя Ивар Редиг, но его наверняка зовут Артур, а того урода они называли Горбоносый, но, может, зовут его Крук, а фамилия дяди Эйнара и Линдеберг и Бране. И спит он с револьвером под подушкой, и зарыл драгоценности в развалинах замка под лестницей, а стоило взять у него отпечаток пальца, как горшок с цветами упал, вот невезуха, и тогда он стал целиться в меня из револьвера… А потом я сидел на развилке клена и слышал, как Горбоносый и Редиг угрожали ему смертью, а потом они связали его и бросили в подземелье в развалинах замка… дядя Эйнар — дурак, что пошел туда с ними, но драгоценности уже исчезли, потому что мы спрятали их на чердаке пекарни, но теперь, к несчастью, они, наверное, забрали их с собой, потому что нас заперли в подземелье, и, Боже мой, сколько там всяких ходов, но мы вышли оттуда, да, а теперь, дяденька, вы все знаете, так что езжайте, ради Бога, как можно быстрее!

В данный момент кто-то читает это на сайте:  Сказка Суперсыщик Калле Блумквист рискует жизнью (Суперсыщик Калле Блумквист – 2). Глава 15

По лицу комиссара нельзя было сказать, что он все знает, но он подумал, что устроит позже специальный допрос и выяснит все детали.

Полицейский криминальной службы взглянул на спидометр: более ста километров в час, повышать скорость больше нельзя. А Калле считал, что машина движется слишком медленно.

— Перекресток, комиссар, нам налево или направо?

Полицейский так резко затормозил, что машину занесло в сторону.

Андерс, Калле и Ева Лотта, нервничая из-за задержки, кусали себе пальцы.

— Досадно! — произнес комиссар. — Полицейский Бьёрк, вы ведь знаете все дороги, как по-вашему, куда они подались?

— Трудно сказать, — ответил Бьёрк. — Они могут выехать на автостраду, которая ведет к границе, любым путем.

— Минуточку! — произнес Калле и вылез из автомобиля.

Вытащив из кармана брюк записную книжку, он, подойдя к дороге, ведущей налево, стал внимательно разглядывать землю.

— Они поехали этой дорогой, — пылко воскликнул он.

Бьёрк и комиссар тоже вылезли из машины.

— Откуда ты знаешь? — спросил комиссар.

— У их машины новая покрышка на правом заднем колесе, вот тут я срисовал ее узор. И посмотрите сюда, на дорогу!

Он показал отчетливый отпечаток на широкой проезжей части.

— Точь-в-точь такой же узор!

— А знаешь, ты — здорово башковитый… — высказался комиссар, пока они бежали к машине.

— О, это самая обыкновенная рутинная работа! — произнес суперсыщик Блумквист, но тут же вспомнил, что гораздо больше хотел быть просто Калле. — Это случайно пришло мне в голову, — абсолютно скромно добавил он.

Скорость, с которой они мчались, была теперь просто опасна для жизни. Никто не произносил ни слова. Все глаза были прикованы к ветровому стеклу. Крутой поворот… Машину занесло в сторону…

— Вот он! — воскликнул Бьёрк.

В ста метрах от них виднелся автомобиль.

— Это он, — определил Калле. — Черный, лакированный, марки «вольво».

Полицейский криминальной службы Сантессон делал все, что мог, чтобы выжать из машины еще большую скорость. Но черный «вольво» несся вперед, опережая своих преследователей. Чье-то лицо мелькнуло у заднего стекла. Грабители поняли, что за ними гонятся по пятам.

«Еще несколько минут, и я упаду в обморок, — подумала Ева Лотта. — Никогда раньше я сознания не теряла…»

В данный момент кто-то читает это на сайте:  Сказка Суперсыщик Калле Блумквист рискует жизнью (Суперсыщик Калле Блумквист – 2). Глава 7

Скорость — сто десять километров! Во всяком случае, полицейский автомобиль медленно, но верно нагонял черный «вольво».

— Ложитесь, ребята! — внезапно скомандовал комиссар. — Они стреляют.

Он столкнул детей на пол машины. Самое время! Через ветровое стекло просвистела, пробив его, пуля.

— Бьёрк! Вы сидите удобнее, чем я. Возьмите мой револьвер и пошлите этим подонкам ответный выстрел. Пусть заткнутся.

Комиссар протянул револьвер коллеге, сидевшему впереди.

— Они стреляют, черт побери, как они стреляют! — прошептал лежавший на полу автомобиля Калле.

Полицейский Бьёрк высунул руку в боковое окно. Он был не только отличный гимнаст, но и классный стрелок. Он тщательно прицелился в правое заднее колесо «вольво». Оно находилось теперь на расстоянии не более 25 метров. Раздался выстрел, и секунду спустя черный «вольво», забуксовав, съехал вниз, в придорожную канаву. Полицейский автомобиль уже поравнялся с ним.

— Теперь быстрее, прежде чем они выскочат из тачки! Малышне оставаться в машине, на полу!

Миг, и полицейские окружили помятый «вольво»… Ничто на свете не могло бы заставить Калле лежать в машине. Ему нужно было встать. Чтобы все видеть!

— Дядя Бьёрк и этот полицейский криминальной службы, который ведет машину, держат револьверы наготове! — докладывал он Андерсу и Еве Лотте. — А толстый комиссар рывком открывает дверцу; ой, как они дерутся! А вот Редиг, и у него, похоже, револьвер! Бах! Дядя Бьёрк как дал ему, он даже револьвер уронил! Слышите, о, до чего же здорово! А вот и дядя Эйнар, но у него револьвера нет, он просто дерется. А теперь… вы даже не поверите… теперь они надевают наручники этому подлецу и Редигу тоже. А где же Горбоносый? Они вытаскивают его из машины. Он наверняка потерял сознание. Ой, ну до чего здорово! А теперь, вы не поверите…

— Прекрати! — оборвал его Андерс. — Мы тоже не слепые и сами можем кое-что увидеть!

Сражение кончилось. Перед комиссаром стояли дядя Эйнар и Бледнолицый. Горбоносый лежал рядом на земле.

— Кого я вижу! — развеселился комиссар. — Неужели это Артур Берг? Вот уж в самом деле приятный сюрприз! Какая радость!

— Радоваться надо вам, — сказал Бледнолицый.

Что-то мерзкое сверкнуло в его глазах.

— Признаюсь, это так! — подтвердил комиссар. — Что скажешь, Сантессон, мы схватили самого Артура Берга!

«Какая память, все имена помнит», — подумал Калле.

— Послушай, Калле! — закричал комиссар. — Подойди на секунду сюда! Тебе, может быть, приятно будет услышать, что благодаря тебе мы поймали одного из самых, самых опасных преступников в стране.

Даже Артур Берг слегка приподнял брови при виде Калле, Андерса и Евы Лотты.

— Мне нужно было последовать моему первому порыву и пристрелить этого пащенка, — спокойно сказал он. — Никогда не стоит проявлять человеколюбие, от этого одни беды!

В данный момент кто-то читает это на сайте:  Сказка Малыш и Карлсон (Повесть первая). Карлсон приходит на день рождения

Мордоворот открыл глаза.

— А вот еще один старый знакомый и постоянный клиент полиции! Как же так получилось, Крук? Разве вы не собирались завязать, став честным малым? Кажется, вы так говорили, когда мы встречались в последний раз!

— Да, — подтвердил Горбоносый. — Но я решил раздобыть небольшой капиталец для старта. Должен заметить, комиссар, чтобы стать порядочным, нужны деньги!

— А вы? — Комиссар обратился к дяде Эйнару. — Вы впервые встали на этот путь?

— Да! — ответил тот, злобно взглянув на Калле. — Во всяком случае, раньше я не попадался! Я и теперь вышел бы сухим из воды, если бы не этот суперсыщик! Суперсыщик Калле Блумквист!

Он выдавил на губах некое подобие улыбки.

— А теперь посмотрим, где похищенное. Сантессон, взгляни в машину! Надеюсь, оно там.

Да, «оно» лежало там, в жестяной коробке.

— У кого ключ? — спросил комиссар.

Дядя Эйнар неохотно протянул ему ключ. Все застыли в напряженном ожидании.

— Ну-с, посмотрим! — сказал комиссар и повернул ключ. Крышка коробки откинулась.

Сверху лежал листок бумаги, а на нем крупными буквами стояла надпись «Секретный архив Белой Розы». Комиссар разинул от удивления рот. С другими произошло то же самое, и в неменьшей степени — с дядей Эйнаром и его подельщиками. Ненавидящим взглядом окинул дядю Эйнара Артур Берг.

Комиссар порылся в коробке, но там ничего, кроме бумаг и камешков, а также разной другой чепуховины, не было.

Первой захихикала Ева Лотта. Ее громкое озорное хихиканье послужило сигналом для Андерса и Калле. Их буквально распирало от смеха. Они хохотали так, что согнулись почти вдвое. Они хохотали втроем до тех пор, пока, застонав, не схватились за животы.

— Ради всех святых, что это с ребятами? — смущенно спросил комиссар. Затем, повернувшись к Артуру Бергу, сказал: — Вот как, вы уже успели сплавить краденое? Но, полагаю, нам удастся вытрясти из вас все.

— Не надо… вовсе не надо все вытряхивать, — с трудом выдавил из себя Андерс, икая от хохота. — Я знаю, где оно. Оно в самом нижнем ящике комода на чердаке пекарни.

— Ну, а где ж они взяли это? — спросил комиссар, указав на жестяную коробку.

— В самом верхнем ящике комода!

Ева Лотта внезапно перестала смеяться и упала на край канавы.

— Мне кажется, девчушка потеряла сознание, — сказал полицейский Бьёрк, поднимая Еву Лотту. — Да и не удивительно!

Тут Ева Лотта с трудом открыла свои голубые глаза.

— Нет, это вовсе не удивительно, — прошептала она. — Ведь я сегодня ничего не ела, кроме одной-единственной булочки.

Линдгрен Астрид

  Добавить в библиотеку

Вы можете распечатать текст,
отправить его по эл.почте или поделиться с друзьями в соц.сетях


Добавить комментарий