Детские сказки, рассказы, песни, стихи, потешки, считалки

Дек242015

Сказка Суперсыщик Калле Блумквист – 1. Глава 11 читать

Андерс и Ева Лотта сидели на чердаке пекарни, в штаб-квартире Белой Розы. Уютнее этого убежища не придумаешь. Кроме штаб-квартиры, чердак служил еще и складом товаров и местом хранения отслужившей свой срок мебели. Тут стоял белый комод, недавно выселенный из комнаты Евы Лотты, в углу были свалены старые стулья; был там и ободранный, видавший виды обеденный стол, который отлично подходил для игры в пинг-понг в дождливые дни. Но как раз теперь у Андерса и Евы Лотты не было времени для игры в пинг-понг. Они были чрезвычайно заняты изготовлением «секретных бумаг». По мере того как бумаги были готовы, Андерс складывал их в жестяную коробку — величайшее сокровище Белой Розы. В ней хранились священные реликвии прежних войн Белой и Алой Розы: мирные договора, секретные карты военных действий, камни, испещренные диковинными письменами, и множество других предметов, которые лишь непосвященному показались бы старым хламом. Однако для воинов Белой Розы содержание коробки представляло собой ценность, за которую можно, не задумываясь, пожертвовать жизнью и пролить кровь. На шнурке вокруг шеи предводитель Белой Розы днем и ночью носил ключик от этой коробки.

— Куда запропастился Калле? — спросил Андерс, положив только что сфабрикованный документ в ящик.

— По крайней мере час тому назад он сидел на развилке клена, — сказала Ева Лотта.

В тот же миг на чердак взлетел Калле.

— Кончайте с этой мурой! — переводя дух, сказал он. — Немедленно заключаем мир с Алыми. В худшем случае пойдем на безоговорочную капитуляцию.



— Ты что, спятил? — спросил Андерс. — Мы ведь только начали…

— Ничего не поделаешь! Есть вещи поважнее, и придется посвятить им все наше время. Ева Лотта, ты очень любишь дядюшку Эйнара?

— Люблю, еще что! — ответила Ева Лотта. — Почему это я должна так уж жутко его любить?

— Потому, что он все-таки кузен твоей мамы.



— Ну и что с того. Не думаю, чтобы мама сама его любила, — ответила Ева Лотта. — А раз так, то и мне вовсе ни к чему им увлекаться. А почему ты спрашиваешь?

— Значит, ты не очень расстроишься, если услышишь, что дядюшка Эйнар мошенник?

— Ну, Калле, отвяжись наконец! — сказал Андерс. — Это ведь Хромой Фредрик стибрил церковную кружку с деньгами, а не дядюшка Эйнар!

— Заткнись! Прежде чем говорить, прочти-ка сначала вот это, а потом возникай сколько влезет, — сказал Калле, выкладывая газету.

Андерс и Ева прочли заметку: «Кража драгоценностей на Эстермальме ».

— А теперь послушайте, — предложил Калле.

— Как ты себя чувствуешь, ты вообще-то здоров? — заботливо поинтересовался Андерс. Грязным указательным пальцем он ткнул в другую заметку: «Бешеный бык сеет панику ». — Может, по-твоему, это тоже дядюшка Эйнар?

— Сказал: заткнись! Ева Лотта, ты видела этих двух хмырей, только что стоявших у калитки? Они болтали с дядей Эйнаром? Так вот. Это его соучастники, а дядя Эйнар их каким-то образом надул. Они называют себя Крук и Редиг, а живут в гостинице. Драгоценности же спрятаны в развалинах замка.

Слова лились из уст Калле потоком.

— В развалинах замка? Но ты ведь сказал, что они живут в гостинице? — не понял Андерс.

— Крук и Редиг, да! А драгоценности, балда ты этакая, — это ведь изумруды, и платина, и бриллианты, понятно? Господи, Боже ты мой; когда я думаю об этом!… Нет, невозможно! Драгоценности по меньшей мере на 100 000 крон валяются там, внизу, в подземелье!

— Откуда ты знаешь? — крайне недоверчиво спросил Андерс. — Тебе что, дядя Эйнар сказал?

— Кое-что можно, верно, вычислить и самому, — заявил Калле. — Когда нужно разрешить какую-либо криминальную загадку, всегда нужно считаться с вероятностью того, что могло произойти.

На мгновение в Калле проснулся суперсыщик Калле Блумквист, который немного задрал нос. Но он тут же испарился, а на чердаке остался просто Калле, оживленно жестикулирующий и опасающийся, что не сможет убедить друзей в своей правоте. Но в конце концов, после долгих разговоров, ему это все же удалось. Когда он рассказал всю историю — и про ночной визит к дяде Эйнару, и про найденную в развалинах жемчужину, и про то, как он, сидя на дереве, подслушал разговор грабителей, то даже Андерс пришел в восторг.

В данный момент кто-то читает это на сайте:  Сказка Мы на острове Сальткрока. Дом на самом краю моря

— Помяните мое слово: этот парень, когда вырастет, станет сыщиком, — одобрительно сказал он.

И тут же его глаза засветились.

— О, какая удача! Ну и дела! Какие виды на будущее! Мы должны немедленно этим заняться. У нас нет времени на войну Роз.

— Вот, значит, в чем причина, — сказала Ева Лотта. — Значит, именно поэтому мне так трудно оставить в покое коробки с печеньем… У меня точь-в-точь такие же длинные вороватые пальцы, как у дядюшки Эйнара. Что значит быть в родстве с преступником! Но его нужно выгнать из нашего дома немедленно! Подумать только, а вдруг он стянет столовое серебро!

— Успокойся! Потерпи еще немного, — осадил ее Калле. — Можешь мне поверить, у него сейчас есть более важные заботы, о которых приходится думать, нежели столовое серебро. Он в жутком капкане, потому что Крук и Редиг будут охранять его как зеницу ока.

— Вот почему он лег после обеда… А сказал, что плохо себя чувствует.

— Будь уверена в том, что он плохо себя чувствовал , — уверенно заявил Андерс. — Но теперь нам прежде всего надо заключить мир с Алыми. Ты, Ева Лотта, поднимешь белый флаг, пойдешь к ним парламентером и все уладишь. Хотя они, разумеется, подумают, что мы просто спятили.

Ева Лотта послушно привязала к палке белый носовой платок и торжественно отправилась к гаражу Сикстена, где ее предложение о безоговорочной капитуляции было встречено с удивлением и недовольством.

— Вы что, заболели? — спросил Сикстен. — Надо же! И это сейчас, когда мы только-только начали.

— Мы сдаемся на милость победителя, — заявила Ева Лотта. — Вы победили! Но мы вас скоро опять обольем грязью, и тогда — только искры полетят!

Сикстен, очень недовольный, составил акт о капитуляции, условия которого были для Белой Розы крайне жесткими. А именно: половину денег, полученных на неделю, надо было отдать на покупку карамелек для Алых. Далее, при встрече на улице с кем-нибудь из Алых Белым Розам предписывалось трижды глубоко поклониться и сказать: «Знаю, что нога моя недостойна ступать по той же самой земле, по которой ступаешь ты, о господин!»

Ева Лотта подписала договор от имени Белых Роз, торжественно пожала руку предводителю Алых и понеслась обратно на чердак пекарни. Пробегая через садовую калитку, она не могла не заметить одного из «друзей» дяди Эйнара, стоявшего прямо напротив.

— Слежка идет вовсю, — отрапортовала она Андерсу и Калле.

— Эта война будет почище войны Роз, — удовлетворенно отметил Андерс. — Ну, а ты, Калле, как ты думаешь, что теперь будем делать мы?

Хотя в обычных случаях предводителем всегда был Андерс, он счел, что в данном исключительном случае следует подчиниться Калле.

— Прежде всего надо отыскать драгоценности! Необходимо пойти к развалинам. Но кто-то должен остаться здесь — следить за дядюшкой Эйнаром и теми двумя!

Калле и Андерс вопросительно посмотрели на Еву Лотту.

— Никогда, — решительно заявила Ева Лотта. — Ни за что! Я хочу быть с вами и искать драгоценности. И вообще, дядюшка Эйнар лежит в кровати и придуривается, будто он больной, так что, верно, пока нас нет, ничего не случится.

— Можно положить у его дверей коробок спичек, — предложил Калле. — Если коробок будет лежать на прежнем месте, когда мы вернемся, значит, дядюшка Эйнар никуда не выходил.

* * *
— С киркой и лопатой шагаем мы, ребята… — пел Андерс, когда уже через час они торопливо шли по узкой тропке к развалинам.

— Если встретим кого-нибудь, скажем, что идем копать наживку для рыб — червей, — предупредил Калле.

Но им никто не встретился, а развалины, как обычно, были пустынные и заброшенные; кроме жужжания пчел, не слышно было ни звука.

Вдруг Андерса словно ударило — неожиданная мысль пришла ему в голову.

— Как же мы, черт возьми, попадем в подземелье? Ведь ты говорил, Калле, что драгоценности — там. Да, как же ты сам попал туда в тот день, когда нашел жемчужину?

В жизни Калле настал великий миг.

— А как вообще проходят сквозь запертые двери? — высокомерно ответил он, вытаскивая отмычку.

Андерс был потрясен больше, чем ему хотелось бы в этом признаться.

— Фантастика! — только и сказал он.

Но эти слова Калле воспринял как высочайшую похвалу.

В данный момент кто-то читает это на сайте:  Сказка Калле Блумквист и Расмус (Суперсыщик Калле Блумквист – 3). Глава 13

Дверь распахнулась на своих железных петлях. Вход был свободен. И, словно свора гончих псов, рванулись вниз по лестнице Калле, Андерс и Ева Лотта.

Через два часа Андерс, рывший землю, отбросил лопату.

— Да, теперь пол подземелья все равно что хорошо вспаханное картофельное поле. Но мне никогда, нигде, кроме как тут, не доводилось видеть, чтобы драгоценности так блистали своим отсутствием, — сказал он. — Ну, что будем делать?

— А ты думал, мы их так сразу и найдем? — спросил Калле.

Но и он почувствовал, что мужество и надежда покидают его. Они перерыли каждый дюйм пола в огромном пространстве подземелья, расположенного под лестницей. Собственно, это и было само подземелье. Но отсюда разветвлялись во все стороны многочисленные длинные, частично загроможденные каменными осыпями ходы, которые вели к подземным склепам, сводчатым пещерам и тюремным норам. Все эти ходы не очень манили к себе, однако вполне можно было предположить, что дядя Эйнар, предосторожности ради, закопал свое сокровище где-то в дальних подземных ходах. А там их можно искать годами! Если он вообще спрятал драгоценности в развалинах замка… Калле почувствовал, что в нем зарождаются некоторые сомнения.

— Где, в каком месте ты нашел жемчужину? — спросила Ева Лотта.

— Вон там, возле лестницы, — ответил Калле. — Но там мы уже кругом перекопали.

Ева Лотта в раздумье опустилась на самую нижнюю ступеньку лестницы. Каменная плита, служившая этой ступенькой, была, видимо, неплотно врыта в землю, потому что слегка шевельнулась, когда девочка уселась на нее. Ева Лотта вскочила.

— Уж не здесь ли… — начала она и крепко ухватилась ловкими руками за каменную плиту. — Ступенька не закреплена, слышите?

Две пары рук пришли ей на помощь. Каменную плиту отодвинули в сторону, и целая стая мокриц быстро разбежалась по сторонам.

— Копай здесь! — приказал Андерсу возбужденный Калле.

Андерс схватил лопату и с силой вонзил ее в землю, в то место, где лежала каменная плита. Лопата сразу же наткнулась на что-то твердое.

— Ясное дело, камень какой-нибудь, — сказал Андерс и сунул туда дрожащий палец, чтобы проверить.

Но это был не камень. Это был… Перепачканными землей руками Андерс ощупал неизвестный пока предмет. Жестяная коробка! Он поднял ее. Да, она была точь-в-точь такая же, как коробка с документами и реликвиями Белой Розы.

Все задохнулись от волнения. Тишину нарушил Калле.

— Ну и дела, — возмутился он. — Этот ворюга спер и нашу коробку!

Андерс покачал головой.

— Нет, это не наша. Нашу я собственноручно запер час назад.

— Но коробка точь-в-точь такая же, — заметила Ева Лотта.

— Вот увидите, он купил ее в скобяной лавке тогда же, когда и карманный фонарик, — догадался Калле. — Как раз там такие и продаются.

— Ну да, нашу мы тоже купили там, — напомнила Ева Лотта.

— Да открывайте же коробку, а не то я рухну! — воскликнул Калле.

Андерс потрогал коробку. Она была заперта.

— Может, у этих жестяных коробок и ключи одинаковые?

Он сорвал ключ, висевший у него на шейном шнурке.

— О, — только и вымолвила Ева Лотта. — О!

Калле тяжело дышал, словно после долгой пробежки. Андерс вставил ключ в скважину. Ключ подошел.

— О! — повторила Ева Лотта, а когда Андерс поднял крышку, крикнула: — Нет, вы только поглядите! Ну, прямо точь-в-точь как в сказках «Тысяча и одна ночь!»

— Так вот они какие — изумруды и платина, — благоговейно произнес Калле.

Да, там все лежало точь-в-точь как было описано в газете — брошки и кольца, браслет и разорванное колье, с такими же жемчужинами, как та, что нашел Калле.

— Сто тысяч крон! — прошептал Андерс. — Ух, даже противно!

Ева Лотта перебирала драгоценности. Она примерила на руку браслет, а бриллиантовую брошь прицепила на свое голубое платье. Она надела на каждый палец по кольцу и, вся разукрашенная, встала перед маленькой отдушиной, сквозь которую в подземелье пробивался солнечный свет. Вокруг нее все засветилось, засверкало и заискрилось.

— О, как чудесно! Разве я не похожа на царицу Савскую? Мне бы хоть одно-единственное — ну самое-самое маленькое — колечко!

— Ох уж эти женщины! — воскликнул Андерс.

— Нет, на такие конкурсы красоты у нас времени нет, — сказал Калле. — Надо поскорее убираться отсюда. А вдруг дядя Эйнар явится прямо сейчас? Это все равно что встретиться с бенгальским тигром или с кем-нибудь еще в этом роде.

В данный момент кто-то читает это на сайте:  Сказка Суперсыщик Калле Блумквист рискует жизнью (Суперсыщик Калле Блумквист – 2). Глава 12

— Я бы предпочел тигра, — решительно высказался Андерс. — Но дядюшка Эйнар не смеет выйти из дома, ты же знаешь. Ведь Крук и Редиг караулят его.

— В таком случае, — сказал Калле, — мы немедленно мчимся в полицию.

— В полицию! — В голосе Андерса послышалось глубокое недовольство. Вмешивать полицию, когда самое интересное только начинается!

— Это вам не война Роз, — трезво возразил Калле. — У нас остались считанные минуты. Мы должны пойти в полицию. Этих негодяев надо арестовать — ты что, не понимаешь?

— Мы могли бы заманить их в ловушку, а уж потом заявлять в полицию: вот, мол, пожалуйста! Трое первоклассных бандитов — мы их для вас поймали.

Калле покачал головой. Ах, сколько раз суперсыщик Карл Блумквист мысленно обезвреживал самых опасных бандитов — собственноручно и дюжинами. Но одно дело суперсыщик Блумквист, а другое — Калле. Калле бывал иногда очень практичен и разумен.

— Как хочешь!

И Андерс весьма неохотно склонился перед эрудицией Калле в области криминалистики.

— Раз так, — сказала Ева Лотта, — поговорим с дядей Бьёрком. Пусть он нам поможет. Только он и никто другой. Может, тогда он станет вдобавок старшим полицейским.

Андерс между тем рассматривал результаты их раскопок, произведенных за несколько последних часов.

— Что нам делать с этим? — спросил он. — Сажать картошку или снова все заровнять?

Калле думал, что всего умнее уничтожить следы их визита в подземелье.

— Только быстрее, — сказал он. — Когда держишь в руках жестяную коробку с сотней тысяч крон, это действует на нервы. Я хочу как можно скорее смотаться отсюда.

— А как мы понесем коробку? Не можем же мы просто тащиться с ней по улицам. Да и куда мы ее спрячем?

После короткого совещания было решено, что Андерс отнесет драгоценную коробку в штаб-квартиру Белой Розы на чердаке пекарни, а Калле и Ева Лотта пойдут разыскивать Бьёрка. Сняв рубашку, Андерс завернул в нее коробку. Оставшись в одних брюках, с лопатой в одной руке и коробкой в другой, он начал отступление.

— Если встречу кого-нибудь, наверняка подумают, что я ходил копать червей, — с надеждой произнес он.

Калле защелкнул за собой замок, висевший на двери.

— Жаль только одного, — сказал он.

— Чего именно? — спросила Ева Лотта.

— Что не удастся увидеть лицо дядюшки Эйнара, когда он явится за коробкой.

— Да, за это я не пожалела бы двадцать пять эре, — вздохнула Ева Лотта.

В полицейском участке царили тишина и покой. Там сидел всего один полицейский и с таким увлечением решал кроссворд, словно ни малейшей преступности на свете не существовало.

Но это был не Бьёрк.

— Могу ли я увидеть полицейского Бьёрка? — Калле учтиво поклонился.

— Он уехал по делам службы и вернется завтра. А ты не можешь назвать мифологическое чудовище из восьми букв?

Полицейский кусал ручку и умоляюще смотрел на Калле.

— Нет, я пришел сюда совсем по другому делу, — ответил Калле.

— Да, как я уже сказал, Бьёрк вернется завтра. Ну, а женщина-воительница из шести букв?

— Ева Лотта, — ответил Калле. — О нет, конечно же, нет, ее имя из восьми букв. Спасибо и до свидания. Мы придем опять — завтра!

Калле потянул за собой Еву Лотту, и они вышли из полицейского участка.

— Нельзя разговаривать о таких делах с полицейской ищейкой, которая только и интересуется что мифологическими чудовищами, — сказал он.

Ева Лотта была того же мнения. С заявлением в полицию они решили подождать до завтра. Пожалуй, они ничем не рискуют. Ведь дядя Эйнар под надежной защитой в своей крепости.

— А вот и Крук, он стоит перед мастерской часовщика, — шепнул девочке Калле. — Видела ты когда-нибудь в своей жизни такую рожу?

— Здорово, что эти мошенники охраняют друг друга, — сказала Ева Лотта. — Точь-в-точь как в той поговорке: «Когда невинность спит, ангелы стоят на страже»!

Калле потрогал свои мускулы на руке.

— Но завтра — знай, Ева Лотта, — завтра предстоит битва не на жизнь, а на смерть!

Линдгрен Астрид

  Добавить в библиотеку

Вы можете распечатать текст,
отправить его по эл.почте или поделиться с друзьями в соц.сетях


Добавить комментарий