Детские сказки, рассказы, песни, стихи, потешки, считалки

Дек242015

Сказка Суперсыщик Калле Блумквист – 1. Глава 1 читать

Кровь! Никаких сомнений — это кровь!

Он не отрывал глаз от красного пятна, видимого сквозь увеличительное стекло. Затем, переместив курительную трубку из одного уголка рта в другой, вздохнул: ясное дело, это — кровь. А что еще бывает, когда порежешь палец? Хотя это пятно должно было стать решающим доказательством того, что сэр Генри все-таки убил свою жену. Это пятно — результат одного из самых потрясающих убийств, какие только выпадали когда-либо на долю сыщика. Однако, увы, на самом деле все было совсем иначе. Печальная правда заключалась в том, что ножик выскользнул у Калле из рук, когда он собирался очинить карандаш. Но тут уж, право, сэр Генри совершенно не виноват. И прежде всего потому, что сэра Генри, этого идиота, на свете вообще не существовало. Горько, но факт! Почему некоторым так везет и они рождаются в злачных кварталах Лондона или в преступных кругах Чикаго, где убийства и выстрелы в трущобах — вполне заурядное дело? Между тем как он… Калле невольно оторвал взгляд от кровавого пятна и выглянул в окно.

Там, в лучах летнего солнца, необычайно мирно и спокойно дремала улица Стургатан . Цвели каштаны. На улице не видно было ни души, если не считать кошки пекаря, сидевшей на краю тротуара и облизывавшей лапки. Даже наметанный глаз самого искушенного сыщика не мог бы обнаружить ни малейшего намека на то, что тут было совершено преступление. Да, абсолютно безнадежно быть сыщиком в этом городке! Когда он, Калле, вырастет, он при малейшей возможности подастся в злачные районы Лондона. А может, лучше выбрать Чикаго? Папаша, правда, желает, чтобы он торговал в его бакалейной лавке. В его лавке! Он! Еще чего не хватало! Да, тогда им всем будет сплошная лафа! Ну да, им, этим убийцам и бандитам в Лондоне и Чикаго! Вот уж распояшутся и пойдут убивать всех подряд — налево и направо. И некому будет их остановить. А он, Калле, будет тем временем торчать в отцовской лавке, сворачивать кульки и отвешивать жидкое мыло и дрожжи. Нет уж, увольте, он вовсе не собирается стать каким-то там бакалейщиком-изюмщиком! Сыщик или никто! Папаше придется выбирать! Выбор большой: Шерлок Холмс, Эркюль Пуаро, лорд Питер Уимси , Калле Блумквист! Калле смаковал все эти слова. А он, Калле Блумквист, намеревается стать самым лучшим из них всех, вместе взятых!

— Кровь! Никаких сомнений! — удовлетворенно пробормотал он.

На лестнице послышался скрип. Через несколько секунд кто-то рванул дверь, и на пороге предстал разгоряченный и запыхавшийся Андерс.



Оглядев его критическим взглядом, Калле сделал некоторые наблюдения.

— Ты мчался во всю прыть, — сказал он наконец.

Его тон не допускал ни малейшего возражения.

— Конечно, я мчался во всю прыть, — раздраженно заметил Андерс. — А ты, никак, думал, будто меня на носилках принесут?



Калле украдкой спрятал трубку.

И вовсе не потому, что боялся, как бы Андерс не застал его за запретным занятием — с трубкой в зубах. В трубке ни крошки табаку не было! Однако когда сыщик сражается с разными криминалистическими загадками, без трубки просто не обойтись! Даже если в данный момент табак кончился.

— Не прошвырнешься ли со мной, хотя бы ненадолго? — спросил Андерс и рухнул на кровать, где спал Калле.

В данный момент кто-то читает это на сайте:  Сказка Нет в лесу никаких разбойников

Калле согласно кивнул головой. Конечно, он пойдет вместе с Андерсом! Ведь в любом случае ему необходимо, как патрульному, хотя бы разок обойти улицы, пока не настал вечер, на случай, если вдруг вынырнет какой-нибудь подозрительный тип! Разумеется, в городе есть полицейские, но уж детективной-то литературы он начитался предостаточно и знает цену им всем. Им не распознать убийцу, даже если они столкнутся с ним нос к носу.

Калле сунул увеличительное стекло в ящик стола. И вот уже они, Андерс и Калле, со страшным шумом мчатся вниз по лестнице, сотрясая дом до самого основания.

— Калле, не забудь, вечером надо полить клубнику!

Эти слова прокричала мама, высунувшись из дверей кухни. Калле успокаивающе помахал ей рукой. Ладно, мол, и так ясно, что надо полить клубнику! Когда-нибудь потом, когда он убедится, что никакие темные личности, затаившие преступные замыслы, не шныряют по улицам.

Да, жаль, конечно, но на это мало надежд. Хотя лучше всего быть настороже. Ведь в фильме «Дело Бакстона» здорово показано, как это бывает. Там преступники самым мирным образом расхаживают по городу, и вдруг — бах! — в ночи раздается выстрел, а потом, не успеешь и глазом моргнуть, как сразу, одно за другим, — целых четыре убийства! На это у негодяев прямой расчет! Разве можно заподозрить что-либо в таком вот маленьком городке в такой вот прекрасный летний день? Но, в таком случае, они не знают Калле Блумквиста!

Лавка находилась в нижнем этаже дома. «Бакалейная лавка Виктора Блумквиста » — было написано на вывеске.

— Попроси у папаши немного карамелек, — предложил Андерс.

Калле и самому пришла в голову эта великолепная идея. Сунув голову в дверь, он увидел, что за прилавком собственной высокой персоной стоит бакалейщик Виктор Блумквист. Это и был его папа.

— Папа, можно, я возьму несколько вон тех, полосатеньких?

Хозяин «Бакалейной лавки Виктора Блумквиста» бросил полный любви взгляд на своего светловолосого отпрыска и добродушно что-то пробормотал. Калле сунул руку в ящик с карамельками. Бормотанье означало, что разрешение дано. Затем он быстро вернулся к Андерсу, сидевшему в ожидании на качелях под грушевым деревом. Но у Андерса в этот миг никакого интереса к тем «полосатеньким» не было. Поглупевшим взглядом уставился он на некий предмет во дворе пекаря. «Предметом» была дочка пекаря Ева Лотта. Она тоже сидела на своих качелях и ела булочку. А к тому же еще, раскачиваясь, напевала песенку, потому что была дамой, сведущей во многих искусствах:

— Жила-была девчонка, звалася Юсефин,

Юсефин-фин-фин, Юсе-юсе-юсе-фин…

У нее был звонкий, милый голосок, который прекрасно слышали и Андерс, и Калле. Калле тоскливым взором смотрел на Еву Лотту, протягивая с отсутствующим видом карамельку Андерсу. Андерс с таким же отсутствующим видом взял карамельку, так же тоскующе глядя на девочку. Калле вздохнул. Он совершенно отчаянно любил Еву Лотту. То же самое чувство испытывал к ней и Андерс. Калле вбил себе в голову, что как только он раздобудет достаточно денег на обзаведение, он во что бы то ни стало сделает предложение Еве Лотте.

Андерс думал абсолютно так же. Однако Калле ничуть не сомневался, что она отдаст предпочтение именно ему — Калле. Сыщик, на счету у которого примерно четырнадцать раскрытых преступлений, — это тебе не машинист! Машинистом как раз собирался стать Андерс.

В данный момент кто-то читает это на сайте:  Сказка Золотко мое

Ева Лотта качалась и распевала и, казалось, совершенно не подозревала, что за ней наблюдают.

— Ева Лотта! — позвал Калле.

— Всего-то у ней было, что швейная машина,

швейная машина-шина-шина,

швейная ма-ма-ма-машина… —

беззаботно продолжала распевать Ева Лотта.

— Ева Лотта! — хором закричали Андерс и Калле.

— А, это вы! — с невыразимым удивлением произнесла Ева Лотта.

Она слезла с качелей и милостиво подошла к забору, отделявшему ее сад от сада Калле. В заборе не хватало одной доски — Калле собственноручно убрал ее, и это замечательное изобретение позволяло беспрепятственно беседовать через дыру, а также вторгаться в сад пекаря, не утруждая себя какими-либо кружными путями. Андерс втайне досадовал из-за того, что Калле так повезло и он живет совсем рядом с Евой Лоттой. В какой-то степени — это несправедливо! Сам он жил довольно далеко, на другой улице, где он, его родители и маленькие братишки с сестренками теснились все вместе в небольшой комнатке с кухней над папиной сапожной мастерской.

— Ева Лотта, а ты не прошвырнешься с нами в город? — спросил Калле.

Ева Лотта поспешно проглотила последний кусочек булочки.

— С удовольствием, — ответила она, стряхивая крошки с платья.

И они отправились в путь.

Была суббота. Хромой Фредрик был уже пьян и стоял, как всегда, возле кожевенного завода, окруженный толпой слушателей. Калле, Андерс и Ева Лотта также присоединились к этому обществу, чтобы послушать, какие героические подвиги совершал Фредрик, когда был железнодорожным рабочим в Норланде.

Пока Калле слушал, его глаза так и бегали по сторонам. Ни на одну минуту не забывал он о своем гражданском долге. Нет ли в толпе каких-нибудь подозрительных личностей? К сожалению, нет, — вынужден был признаться самому себе Калле. Увы, ни одного человека, которого можно было бы в чем-то заподозрить. И все же — ведь ему не раз приходилось читать, что многие, казавшиеся на первый взгляд совершенно невинными, были вовсе не такие. И уж лучше быть начеку. Вот, например, тащится по улице какой-то парень с мешком на спине…

— А вдруг, — сказал Калле, толкнув в бок Андерса, — а вдруг у него мешок набит краденым серебром?

— А вдруг нет , — нетерпеливо откликнулся Андерс, предпочитавший слушать россказни Хромого Фредрика. — А вдруг в один прекрасный день ты окончательно свихнешься со всеми своими криминальными идеями!

Ева Лотта засмеялась. Но Калле промолчал. Он привык к тому, что его не понимают.

Мало-помалу, как и следовало ожидать, явился полицейский и забрал Хромого Фредрика. Для того проводить субботние ночи в кутузке было привычным делом.

— Где ты шлялся? Давно пора было прийти! — упрекнул Фредрик полицейского Бьёрка, когда тот дружески взял его под руку. — Стой тут целый час и жди! Вам что, никак порядка с городскими хулиганами не навести?

Полицейский Бьёрк улыбнулся, сверкнув своими красивыми зубами.

— Давай пошли, — сказал он.

Толпа слушателей рассеялась. Калле, Андерс и Ева Лотта тоже, медленно, правда, но пошли дальше. Они охотно послушали бы Фредрика еще…

— До чего же красивые каштаны, — сказала Ера Лотта, одобрительно глядя на длинные ряды каштановых деревьев, окаймлявших Стургатан.

— Да, здорово, когда они цветут, — заметил Андерс. — Похожи на свечки!

В данный момент кто-то читает это на сайте:  Сказка Калле Блумквист и Расмус (Суперсыщик Калле Блумквист – 3). Глава 18

Вокруг было тихо и спокойно; чувствовался канун воскресенья. То тут, то там в садах ужинали люди. Они уже смыли с себя пыль после работы и празднично оделись. Они болтали и смеялись и, видимо, уютно чувствовали себя на своих маленьких клочках земли, где фруктовые деревья как раз стояли во всем цвету. Андерс, Калле и Ева Лотта бросали долгие взгляды на каждую калитку, мимо которой проходили. Что, если какая-нибудь добрая душа угостит их бутербродом или еще чем-нибудь вкусным? Но на это вроде не похоже.

— Надо придумать какое-нибудь занятие, — сказала Ева Лотта.

И в этот миг где-то вдали послышался свисток паровоза.

— Семичасовой идет! — сказал Андерс.

— Я знаю, что нам делать! — воскликнул Калле. — Спрячемся за сиреневой изгородью в саду Евы Лотты, крепко-накрепко привяжем к какому-нибудь пакету длинную веревку и бросим пакет на улицу. А когда кто-нибудь увидит его и захочет взять, мы ка-ак дернем за веревку! Интересно поглядеть, какую он скорчит рожу.

— Да, похоже, занятие для субботнего вечера подходящее, — согласился Андерс.

Ева Лотта не произнесла ни слова. Но одобрительно кивнула головой.

Пакет тут же изготовили. Все необходимое для этого нашлось в бакалейной лавке Виктора Блум-квиста.

— Можно подумать, будто в пакете что-то ценное, — с удовлетворением сказала Ева Лотта.

— Ага! А теперь посмотрим, кто клюнет на эту наживку! — воскликнул Андерс.

Пакет лежал на булыжной мостовой и выглядел очень заманчиво. В первую минуту и не увидишь, что он крепко-накрепко привязан к веревке, исчезающей за сиреневым кустом в саду пекаря. Очень внимательный прохожий, разумеется, мог бы услыхать затаенное хихиканье и шепот за сиреневой изгородью. Но фру Петронелла Апельгрен, владелица крупнейшей мясной лавки в городе, которая как раз в этот момент шла по улице, была не так внимательна, чтобы услышать или заметить что-либо подозрительное. Зато она увидела пакет и, с трудом наклонившись, потянула за ним руку.

— Тяни, — прошептал Андерс Калле, державшему в руке веревку.

И Калле потянул веревку. С молниеносной быстротой пакет исчез за сиреневым кустом. И вот тут-то фру Апельгрен уж никак не могла не услышать затаенное хихиканье. В ответ она разразилась потоком бранных слов. Дети поняли далеко не все, что она сказала, но все-таки расслышали, как она несколько раз упомянула какое-то «воспитательное заведение» в качестве подходящего местопребывания для этих негодников.

За кустом было теперь совсем тихо. Выпустив последний залп, фру Апельгрен, ворча, удалилась.

— С ней повезло! — сказала Ева Лотта. — Интересно, кто следующий? Надеюсь, он будет такой же злющий!

Но казалось, будто город внезапно целиком вымер. Никто не приходил, и троица, сидевшая за сиреневой изгородью, уже подумывала, не отказаться ли им от этого развлечения.

— Подождите, кажется, кто-то идет! — быстро прошептал Андерс.

И в самом деле, кто-то шел по улице. Только что появившись из-за угла, он быстрыми шагами направился прямо к садовой калитке пекаря. Это был высокий человек в сером костюме, с непокрытой головой и с большой дорожной сумкой в руке.

— Внимание! — снова прошептал Андерс, когда мужчина остановился перед пакетом.

И Калле обратился весь во внимание… Но безуспешно. Легонько присвистнув, человек тут же наступил на пакет ногой.

Линдгрен Астрид

  Добавить в библиотеку

Вы можете распечатать текст,
отправить его по эл.почте или поделиться с друзьями в соц.сетях


Добавить комментарий